Перевод текста песни Bob Dylan - The Lonesome Death of Hattie Carroll

Представленный перевод песни Bob Dylan - The Lonesome Death of Hattie Carroll на русский язык не претендует на дословную точность. Текст и слова песни являются собственностью их авторов.

The Lonesome Death of Hattie Carroll

William Zanzinger killed poor Hattie Carroll
With a cane that he twirled around his diamond ring finger
At a Baltimore hotel society gath'rin',
And the cops were called in and his weapon took from him
As they rode him in custody down to the station,
And booked William Zanzinger for first-degree murder,
But you, who philosophize disgrace and criticize all fears,
Take the rag away from your face
Now ain't the time for your tears.

William Zanzinger, who at twenty-four years
Owns a tobacco farm of six hundred acres,
With rich wealthy parents, who provide and protect him,
And high office relations in the politics of Maryland
Reacted to his deed with a shrug of his shoulders
And swear words and sneering, and his tongue it was snarling,
In a matter of minutes on bail was out walking,
But you, who philosophize disgrace and criticize all fears,
Take the rag away from your face
Now ain't the time for your tears.

Hattie Carroll was a maid in the kitchen,
She was fifty-one years old and gave birth to ten children,
Who carried the dishes and took out the garbage,
And never sat once at the head of the table,
And didn't even talk to the people at the table,
Who just cleaned up all the food from the table,
And emptied the ashtrays on a whole other level,
Got killed by a blow, lay slain by a cane
That sailed through the air and came down through the room,
Doomed and determined to destroy all the gentle,
And she never done nothing to William Zanzinger,
And you, who philosophize disgrace and criticize all fears,
Take the rag away from your face
Now ain't the time for your tears.

In the courtroom of honor the judge pounded his gavel
To show that all's equal and that the courts are on the level,
And that the strings in the books ain't pulled and persuaded,
And that even the nobles get properly handled
Once that the cops have chased after and caught 'em,
And that ladder of law has no top and no bottom,
Stared at the person who killed for no reason,
Who just happened to be feeling that way witout warning,
And he spoke through his cloak, most deep and distinguished,
And handed out strongly, for penalty and repentance,
William Zanzinger with a six-month sentence,
Oh, but you, who philosophize disgrace and criticize all fears,
Bury the rag deep in your face
For now's the time for your tears.



Песня основа на реальных событиях: 9 февраля 1963 года в отеле "Эмерсон" в Балтиморе на Балу Старых Дев, пьяный двадцатичетырёхлетний Уильям Деверо Занцингер ударил игрушечной тростью пятидесятиоднолетнюю барменшу Хэтти Кэрролл за то, что она, не принесла ему немедленно заказанный бурбон. Через некоторое время Кэрролл, президент местного общества чернокожих, почувствовала себя плохо и была доставлена в больницу, где и скончалась через несколько часов от кровоизлияния в мозг. 28 августа того же года за убийство и нападение Занцингер был приговорён к шести месяцам тюрьмы.

Одинокая смерть Хэтти Кэрролл

Уильям Занзингер убил бедную Хэтти Кэрролл
Тростью, которую перекидывал через свой палец, унизанный бриллиантовым перстнем,
На званом вечере в балтиморском отеле,
Вызвали копов, оружие отобрали,
Его задержали и отвезли в участок,
И обвинили в убийстве с отягчающими,
Но вы, кто умствует о бесчестье и критикует все страхи,
Хватит прятать лица за платками,
Сейчас не время для ваших слёз.

Уильям Занзингер, который в свои двадцать четыре
Владеет табачной фермой в шестьсот акров,
Имеет состоятельных родителей, которые обеспечивают и покрывают его,
А солидные связи среди властей Мэриленда
Ответили на его поступок пожатием плеч,
Грубыми словами и остротами, голос рыкнул —
И через несколько минут он вышел под залог,
Но вы, кто умствует о бесчестье и критикует все страхи,
Хватит прятать лица за платками,
Сейчас не время для ваших слёз.

Хэтти Кэрролл была кухонной прислугой,
Ей был пятьдесят один год, она родила десятерых детей,
Таскала тарелки и выносила мусор,
Никогда не сидела во главе стола,
Даже не заговаривала с сидящими за столом,
Лишь убирала со стола объедки,
И вытряхивала пепельницы на другом этаже,
Она убита ударом, лежит, умерщвлённая тростью,
Рассекшей воздух и перелетевшей через комнату,
Пущенной и обречённой уничтожить всё доброе,
А она ничего не сделала Уильяму Занзингеру,
А вы, кто умствует о бесчестье и критикует все страхи,
Хватит прятать лица за платками,
Сейчас не время для ваших слёз.

В справедливой зале судья бил молотком,
Чтобы показать, что все равны и все суды прямы,
И строки не вымарывают из книг и не кривят,
И что даже нобили получают по заслугам,
Раз копы гнались и поймали их,
Что у лестницы закона нет вершины и подножья,
Глядел на человека, убившего без причины,
Который вдруг ни с того ни сего пожелал этого,
Судья заговорил из-под мантии проникновенно и утончённо
И дал, ради кары и раскаяния,
Уильяму Занзингеру шестимесячный срок,
О, но вы, кто умствует о бесчестье и критикует все страхи,
Уткните свои лица поглубже в платки,
Ибо сейчас самое время для ваших слёз.

Автор перевода - VeeWai

Смотрите также: Перевод песни Bob Dylan - North Country Blues


Комментарии



© 2011-2017 Тексты и переводы песен на русский язык. При использовании материалов необходима ссылка на ресурс.

  • Рейтинг@Mail.ru