Перевод песни Cradle Of Filth - Achingly Beautiful

Achingly Beautiful

Night, that fateful raven alighted on the cusp of my bewitchment
The beast in the clouds had swallowed the moon
A silverback thundering across the cosmos
In silence now stars followed her tune
Winking from existence on the brink of chaos
I penned an open sonnet, to the pearly gates ablaze
As I gazed upon this angel intoxicating everything

The ball became her court, her presence there electrifying
Candelabra fought, to tear themselves away
She was a flame, divine
My pathic call of duty, irrefutable
Her eyes they paralyzed me, froze the flow of time
A glimpse so achingly beautiful

Fleeing from the manor in the manner of this crime
We sheltered from the pelting, helter-skelter of the skies
In the Greek gazebo, speaking tragedian rhyme
Death would never settle, for one petal at a time

He would pluck the fucker!

Lo, this malleus eve, is heaving to the pulse of souls

She was the game, sublime
A Knight takes Queen in ruby indisputable
Then Her eyes, they paralyzed me for a second time
A glimpse so achingly beautiful

Drinking in her flora this Aurora to the storm
I was burning in the furnace of a love that went to war
With ravenous desire, fires lit the heavens for
Caressing in the rainfall, a less painful metaphor
For this hunger

On marbled tomb
Breathless, cocooned
A long red dress shrouds, like Ophelia, this Goddess
Mourning then crawls
Black velvet palled
To pass fervent lips, betwixt her deliciousness

Miserere Mei Diva
Forgive me forever my bride
But a gift was delivered, however perverse
On that night you exquisitely died

(Seraphina rise)
Arcane perfection, her legend was etched
(To queen demon revised)
A fell resurrection, unparalleled in this world or next

Awaken, forsaken, by others so taken as prey
Now you shall stand in the grandeur of love
A wonderland in which to play

The beast in the clouds spat back the moon
And arrayed in a crown of glittering cobwebs
She slid to her feet like a prophet of doom
Born to immortal darkness as mortality slipped away

She was a flame, divine
My gnathic call of duty, irrefutable
Her eyes imparadised me with their wicked shine
A glimpse so achingly beautiful

Now she stirs the night just like the perfect Lorelei
As she spurs the dark horse foaming in my soul

Death is fleet, sweet, oft discreet, the beast in beauty's mask
Her skies, bediademed, complete, now freed of days grown overcast

Болезненная красота

В ночь, когда пророческий ворон спустился во время моего колдовства,
Зверь в облаках проглотил луну,
Пронесшись серебристым раскатом грома по Вселенной.
Тогда в тишине звезды следовали за её песней,
Мерцая в бытии на краю хаоса.
Я сочинил сонет, отворивший врата, переливающиеся перламутром,
Когда узрел этого ангела, отравляющего все.

Она предстала на балу, как на собственном суде, ее естество пронизывало током.
Канделябры соперничали в предвкушении поддерживать
Ее божественное пламя,
Взывающего несомненно к моему мучительному чувству долга.
Ее глаза парализовали меня, заморозив поток времени, –
Мимолетный взгляд, что так болезненно прекрасен.

Убегая из дома, совершив преступление,
Мы укрылись от разверзнувшихся, хаотичных небес,
Выступив на греческом балконе с трагическими стихами,
Что даже Смерть не способна в мгновенье разгадать.

Мы вздернем этого ублюдка!

Посмотрите, этот вечер вибрирует пульсами наших душ.

Она безупречно играет.
Шахматный Конь срубает Королеву в рубинах.
Затем Она парализовала меня во второй раз
Своим взглядом, что так болезненно прекрасен.

Испивая из флоры ее, этой Авроры1 бури,
Я сгорал в горниле любви, что привела к войне.
В ненасытном желании огни заливали небеса,
Лаская проливным дождем, но и эта метафора не способна
Описать то вожделение.

На мраморной могильной плите
Бездыханная, завернутая, словно в кокон,
В саван из длинного алого платья эта Богиня подобно Офелии2.
Затем подползает траур,
Накрывающий черным вельветовым мраком,
Дабы подобраться к жарким устам между ее прелестей.

Смилуйся, Моя Богиня,
Даруй мне вечное прощение, моя невеста.
Но мой дар был доставлен испорченным –
В ту ночь ты изысканно умерла.

(Серафина3 восстань)
Тайное совершенство, ее легенда была запечатлена.
(Королевой стала демоница)
Смертельное воскрешение, не имеющее подобие в этом или ином мире.

Пробудившаяся, покинутая остальными, что станут твоей добычей.
Теперь ты предстанешь во всем своем великолепии любви
В стране чудес, где продолжишь игру.

Зверь в облаках проглотил луну,
Украшенный короной из блистающей паутины.
Она идет плавной походкой, словно прорицатель судеб,
Рожденная для вечной тьмы, как только исчезнет смерть.

Она была божественным пламенем,
Вплетающимся в мое мучительное чувство долга.
Она парализовала меня грешным блеском в своих глазах,
Мимолетным взглядом, что так болезненно прекрасен.

Теперь она блуждает в ночи, словно бесподобная Лорелея4,
Ибо она пришпоривает коня тьмы, свирепствующего в моей душе.

Смерть быстротечна, сладка, часто разумна, словно зверь за прекрасной маской.
Ее же возвенченные небеса совершенны теперь, когда они освобождены от дней, затянутых мрачной пеленой облаков.

1 – Аврора – древнеримская богиня зари.
2 – Офелия – возлюбленная Гамлета в трагедии Уильяма Шекспира "Гамлет".
3 – Возможно имеется ввиду героиня из цикла "Серафина" "Нового сборника" стихотворений Гейне.
4 – Лорелея – персонаж немецкого фольклора, прекрасная белокурая девушка; по преданию, она сидела на прибрежной скале и сладкозвучным пением заманивала рейнские суда и рыбацкие лодки прямо на камни. Наиболее известно посвященное Лорелеи стихотворение Гейне.

Автор перевода - NoirEth
Понравилась статья? Поделись с друзьями:

Смотрите также: Перевод песни COIN - Talk Too Much

Комментарии

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



© 2011-2022 Тексты и переводы песен принадлежат их авторам. При использовании материалов необходима ссылка на сайт.

Политика конфиденциальности


Наверх
×